ilyachalov (ilyachalov) wrote,
ilyachalov
ilyachalov

Завтра была война 2.1

Перевод первой главы здесь.

Автор: Джон Марсден [John Marsden]
Книга: «Завтра была война» [Tomorrow, When the War Began]
Перевод — мой

The plan was to leave at eight o’clock, nice and early.

Запланировали выехать ровно в восемь утра, не раньше и не позже. В десять часов мы были почти готовы. Около 10:30 мы уже удалились на 4 километра от дома, начав подъем к Портняжному шву. Это долгое, медленное взбирание вверх по колее, которая пришла в полный беспорядок за много лет; ямы -- такие большие, что, думаю, мы могли ухнуть туда с лендровером целиком, места, где колеи забиты скользкой грязью, пересечения дороги с речушками и ручьями. Не помню уж, сколько раз мы останавливались из-за упавших деревьев. Мы везли с собой цепную пилу и через некоторое время Гомер предложил запустить ее и держать перед машиной во время езды, чтобы не терять времени перед очередным бревном. Не думаю, что он был серьезен. По крайней мере, я надеюсь, что он шутил. Много времени прошло с тех пор, как кто-либо бывал здесь. Мы знали это точно, потому что для того, чтобы взобраться на гору, нужно было пересечь наши загоны. Если бы папа знал, насколько плохой была дорога, он никогда не разрешил бы нам взять лендровер. Он доверял моему умению водить, но не настолько. Тем не менее, мы, трясясь на ухабах, ползли вперед, я сражалась с рулем, делая в среднем пять километров в час, на хороших участках -- до десяти. На полпути пришлось сделать еще одну незапланированную остановку, когда Фи решила, что чувствует недомогание. Я сразу же остановилась, она выскочила через заднюю дверь, бледная, как труп, и выплеснула вязкую жидкость из желудка в кусты на радость первым же диким собакам или кошкам, которые пройдут мимо.

Это действо не выглядело красивым. Всё, что Фи делала, она делала грациозно, но даже Фи нашла, что тяжело быть грациозной во время рвоты. После этого она немного прошлась, но остальные продолжили трястись в лендровере, продвигаясь на вершину. Странное дело, в какой-то мере это даже можно было назвать развлечением. Как сказал Ли, это было лучше, чем аттракцион «Взбивающего коктейли» на Ярмарке, так как это длилось дольше и было бесплатным.

Пустившись в это путешествие, мы действительно должны были пропустить Ярмарку. Мы выехали за день до Дня поминовения, в который вся страна останавливается, ну а в нашем районе люди не просто останавливаются. Все бросают работу и собираются в Виррави, потому что День поминовения -- это традиционно день проведения вирравийской ярмарки. Это очень важное событие. Но мы не слишком жалели, что пропустим его. Существует предел, после которого вам надоедает раз за разом закатывать шары в глотку клоуна, надоедает раз за разом восхищаться победой вашей мамы на конкурсе Самого красивого торта. Поэтому по поводу одного единственного пропуска ежегодной ярмарки мы не испытывали ни малейшего сожаления.

Так мы тогда думали.

Было около двух с половиной часов пополудни, когда мы, наконец, достигли вершины. Фи ехала с нами последние несколько километров, но каждому из нас было приятно наконец покинуть трясущийся лендровер и размять косточки. Мы находились на южной стороне возвышенности возле горы Мартин. Здесь заканчивалась автомобильная колея: отсюда дальше можно было идти только на своих двоих. Но некоторое время мы бродили вокруг и восхищались открывающимися отсюда видами. С одной стороны можно было видеть океан: прекрасная Бухта Сапожника, одно из моих любимых мест и, как говорит папа, одна из лучших в мире гаваней, созданных природой, но лишь изредка и от случая к случаю используемых рыбацкими лодками и яхтами, совершающими круизы. Для иного использования бухта расположена слишком далеко от города. Хотя в этот момент мы могли видеть там пару кораблей, один из которых походил на большой траулер. Вода была ярко-синей, будто королевская кровь; глубокая, темная и неподвижная. В противоположном направлении Портняжный шов бороздил свой путь на встречу с горой Мартин, четкий и прямой гребень, голые черные утесы, формирующие тонкую линию, как будто какой-то огромный хирург столетия назад сделал здесь гигантский разрез. Еще один вид открывался на дорогу, которую мы преодолели снизу вверх; колея была скрыта под листвой деревьев и переплетением ползучих растений. Убегая глазами вдаль, можно было заметить края богатых обработанных фермерских угодий вирравийского района, квадратики домов и щёточки садов, и русло реки Виррави, медленно и лениво прокладывающей свой путь изгибами через населенный район.

А с другой стороны находилась Адская впадина.
Tags: Английский язык, Графоману, Книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments