ilyachalov (ilyachalov) wrote,
ilyachalov
ilyachalov

Category:

Завтра была война (7-й отрывок)

Начало здесь. Предыдущий отрывок здесь.

Автор: Джон Марсден [John Marsden]
Книга: «Завтра была война» [Tomorrow, When the War Began]
Перевод — мой

The first thing you noticed about Kevin was…

Первое, что вы замечали в Кевине, был его широкий, широкий рот. Второе, что вы замечали, был размер его рук. Они огромные и похожие на лопаты. Он был известен величиной своего эго и считал, что все должны быть ему благодарны за всё; очень часто он меня этим раздражал, но я всё же думала, что он был лучшим из того, что происходило в жизни Кори, потому что до того, как она начала с ним гулять, она была слишком тихой и незаметной. Обычно они много разговаривали друг с другом в школе, а потом она рассказывала мне, какой он чувствительный и заботливый. И хотя я не могла присутствовать при этих разговорах, я могла видеть, что Кори становится намного увереннее в себе от свиданий с ним, и мне это нравилось.

Я часто представляла Кевина, когда ему исполнится двадцать лет, как он станет президентом Ярмарочного общества, будет играть в крикет в клубе по субботам, заводить разговоры о хороших ценах на овец, воспитывать своих троих детей… с Кори, может быть. Это был тот мир, в котором воспитывались и мы. Мы же никогда всерьез не думали, что этот мир вскоре сильно изменится.

Ли жил в городе, как и Фи. «Ли и Фи из Виррави», -- любили мы напевать. Хотя это было единственное общее между ними. Ли был настолько же темнокожий и темноволосый, насколько Фи была светлокожая и белокурая. Он носил короткую стрижку, черный ежик, и у него были темно-коричневые умные глаза, красивый, приятный голос, глотающий концы некоторых слов. Его отец -- таец, а мать -- вьетнамка, они владели рестораном азиатской кухни. Очень хороший ресторан, кстати, мы часто ходили туда. Ли успешно занимался музыкой и рисованием, вообще ему удавалось многое, но если удача покидала его, он мог стать очень раздражительным. В такие моменты он мог долго бродить повсюду в дурном настроении и днями ни с кем не разговаривать.

Последним из списка шел Гомер, который жил на следующем от меня повороте дороги. Гомер своенравен и притягивает скандалы. Его не заботит моральная сторона того, что он делает, или то, что о нем думают. Я навсегда запомнила, как ходила в его дом обедать, когда мы были маленькими детьми. Миссис Яннос пыталась заставить Гомера есть брюссельскую капусту; у них состоялся большой спор, который закончился тем, что Гомер начал швыряться капустой в свою маму. Одна из капустин ударила ее в лоб и довольно сильно. Я смотрела на этот спектакль с вытаращенными глазенками. Я никогда не видела ничего подобного. Если бы я попыталась вытворять такое дома, меня бы приковали к трактору цепью и использовали бы вместо плуга. Когда нам было восемь лет, Гомер организовал вместе с несколькими его сумасшедшими приятелями ежедневные игрища, которые он назвал «Греческой рулеткой». Согласно правил «Греческой рулетки» в каждый обеденный перерыв игроки заходят в какую-нибудь классную комнату и, пока учителя не видят, подходят поочередно к окну и бьют в него головой. Игра продолжается до того момента, как прозвенит звонок на послеобеденные уроки или до того момента, пока окно не разобьется, в зависимости от того, что произойдет раньше. Если именно ваша голова разбивала окно, тогда вы (или ваши родители) должны были оплатить счет за новое стекло. Они разбили кучу окон, играя в «Греческую рулетку», пока школьная администрация очнулась и сообразила, что происходит.

Гомер в любой момент времени замешан в каком-нибудь очередном скандале. Еще одна из его любимейших маленьких забав была следить за рабочими, поднимающимися на школьную крышу для заделки протечек, за залетевшим туда мячом или для замены водосточных труб. Гомер ждал момента, когда они окажутся наверху и полностью углубятся в дело, за которым залезли наверх, и тогда он наносил удар. Получасом позже вы уже могли слышать вопли и крики с крыши: «Помогите! Помогите нам спуститься вниз! Какой-то ублюдок спер нашу проклятую лестницу!»

Когда Гомер был маленьким ребенком, он был довольно маленького роста, но раздался в плечах и сильно вырос за последние несколько лет, а закончил тем, что стал одним из самых больших парней в школе. Его часто звали играть в футбол, но он ненавидел большинство видов спорта и не присоединился бы к команде ни за какие коврижки. Ему нравилось охотиться и он часто звонил моим родителям, чтобы попросить у них разрешения для него и его брата зайти на наши земли, чтобы добыть еще нескольких кроликов. Еще он любил плавать. Ему нравилась музыка, особенно группы, исполнявшие самую дикую и тяжелую музыку.

Когда мы были маленькими, мы с Гомером проводили всё свободное время вместе, и мы всё еще были близки.

Итак, вот вся наша «Великолепная пятерка». [Намек на серию детских детективов писательницы Энид Блайтон.] И, полагаю, добавляя к ним нас с Кори, получаем «Секретную семерку». [Еще одна серия детских детективов Энид Блайтон.] Ха! События этих книг и близко не дают представления о том, что случилось с нами. Я не могу вспомнить ни одной книги из тех, что я прочла, ни одного фильма из тех, что я видела, которые описывали хотя бы отдаленно то, что произошло с нами. Все мы были вынуждены переписать сценарии наших жизней в последние несколько недель. Мы многое должны были узнать, и мы были вынуждены научиться решать что важно, а что нет, выбирать что имеет значение, реальное значение. И случиться это должно было очень скоро.

[Конец первой главы.]
Tags: Английский язык, Графоману, Книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments