ilyachalov (ilyachalov) wrote,
ilyachalov
ilyachalov

Завтра была война (6-й отрывок)

Начало здесь. Предыдущий отрывок здесь.

Автор: Джон Марсден [John Marsden]
Книга: «Завтра была война» [Tomorrow, When the War Began]
Перевод — мой

Robyn rang back the next night to say it was a deal…

Робин перезвонила мне следующим вечером, чтобы сказать, что мистер Мэтерс согласен, согласен даже и без страховки. Ее голос был полон радостью и возбуждением. У нее был долгий разговор с родителями, и он превзошел все ее ожидания. Это было самое серьезное дело из тех, на которые она когда-либо получала разрешение от родителей, и поэтому она была полна желания включиться в подготовку. «Ох, Элли, я надеюсь, что там с нами не случиться никакого несчастья», -- продолжала она.

Всё это было довольно смешно, потому что если в мире и существовали родители с дочерью, которой они могли верить, то это точно были Мэтерсы и их дочь Робин, но, казалось, что они сами этого ни чуточки не осознают. Самая большая проблема, которую Робин когда-либо могла бы доставить своим родителям -- это опоздание в церковь. Да и то, это могло бы случиться с ней лишь потому, что ей взбрело бы в голову помочь пионеру перейти через дорогу.

Всё, наконец, пошло по плану. В субботу утром мы с мамой отправились в город по магазинам и неожиданно встретили Фи и ее маму. Две мамы углубились в долгий серьезный разговор, пока Фи и я пялились в витрину «Тозера» и пытались подслушивать. Моя мама старалась успокоить маму Фи насчет нашей поездки. «Очень благоразумные», -- расслышала я ее слова. «Они все -- очень благоразумные». Счастье, что она не вспомнила про последнюю выходку Гомера: накануне его поймали, когда он разливал растворитель поперек дороги и поджигал его из засады при приближении машины. Он успел повторить это полдюжины раз, пока его не поймали. Боюсь вообразить, какой шок испытывали при этом бедные водители.

В любом случае, чтобы там ни сказала моя мама маме Фи, это сработало, и теперь я могла зачеркнуть знак вопроса в нашем списке напротив имени Фи. Первоначальный список из восьми человек уменьшился до семи, но теперь все определились и мы были этим довольны. Особенно мы были довольны собою, но и остальные пятеро были достаточно хороши. Я буду пытаться описать их такими, какими они были тогда -- или, скорее, какими они мне представлялись, потому что, конечно, вскоре они изменились и я узнала их гораздо глубже.

Например, я всегда думала о Робин как о довольно тихой и очень серьезной девушке. Каждый год она получала в школе почетные грамоты и была с головой погружена в свои церковные дела, но я видела, что в ней есть нечто большее. Ей нравилось побеждать. Вы могли видеть это в спортивных играх. Мы играли в одной и той же нетбольной команде и, если честно, меня даже смущали некоторые ее действия во время игры. Я имею в виду чересчур решительные действия. В тот момент, когда начиналась игра, она становилась похожа на вертолет в своей энергичной атаке, металась повсюду, запросто сбивая людей с ног, если это было необходимо. Если на матч попадался нерешительный судья, Робин могла нанести столько же повреждений противнику, как тяжелый военный вертолет на поле боя. Затем игра заканчивалась, и Робин мирно пожимала всем руки со словами «хорошо сыграли», опять превратившись в саму себя. Это казалось удивительным. Она маленькая, Робин, но сильная, взрывная и очень твердо стоит на ногах. Она легко скользит по полю, в то время как остальные игроки на ее фоне как-будто с трудом передвигаются в грязи.

Хотя, я исключила бы из с трудом передвигающихся Фи, потому что она тоже легка и грациозна. Фи всегда была для меня слегка героем, кем-то, на кого я смотрела как на идеального человека. Когда она делает что-то неправильное, я всегда говорю: «Фи, не делай этого! Ты моя ролевая модель!» Мне нравится ее прекрасная нежная кожа. У нее есть то, что моя мама называет «хорошими чертами». Она выглядит так, будто никогда в жизни не знала тяжелой работы, никогда не бывала на солнце, никогда не обляпывала руки в грязи, и, в общем, всё это правда, так как в отличие от нас, сельских, она всегда жила в городе и больше времени проводила, играя на пианино, чем, к примеру, делая прививки овцам или проставляя метки на ягнятах. Оба ее родителя работали юристами.

Кевин -- этот в любом случае больше, чем типичный крестьянин. Он старше всех нас, но он был парнем Кори, так что он должен был ехать обязательно, иначе она сразу потеряла бы интерес к поездке.

Первое, что вы замечали в Кевине, был его широкий, широкий рот. Второе, что вы замечали, был размер его рук. Они огромные и похожие на лопаты.
Tags: Английский язык, Графоману, Книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments