June 16th, 2019

Поцелуй

В распахнутые готические окна на галерею врывался яркий солнечный свет. Я стоял среди небольшой толпы и смотрел вниз, во двор, где уже заканчивалось представление из комедии дель арте. Актеры были необычайно искусны, зрители довольно смеялись и аплодировали.

Через несколько секунд толпа разошлась и я остался один. Обернувшись, я увидел коридор с множеством дверей. Все они были закрыты и было непонятно, в какую из них ушли зрители.

Я пошел вдоль дверей и открыл первую попавшуюся. В помещении был полумрак и я прошел дальше.

Здесь было несколько комнат, а в центральной из них потолок терялся где-то далеко наверху. Комната была богато украшена и напоминала убранством музей, однако, сразу стало ясно, что это квартира и она обитаема. Потому что у огромного зеркала в комнате находилась девушка, которая что-то тихо напевала себе под нос и поправляла прическу.

В этот момент воображение выдало картину, как начинается скандал, крик, в квартиру врываются люди, чтобы схватить меня как вора и, возможно, даже насильника.

Осторожно я вернулся обратно в полумрак прихожей, но дверь была заперта, а позади раздались шаги. Наверное, девушка заметила движение позади себя в зеркале и тоже направилась в прихожую.

Я повернулся ей навстречу. Она точно видела меня, но почему-то не кричала и не звала на помощь. На ее лице не было и тени страха. В полумраке, уже почти темноте прихожей ее лицо приближалось с каждым шагом и остановилось в миллиметрах от моего. Губы почти касались моих губ. Мы помолчали несколько долгих секунд, наконец, она жарко прошептала:

— Даже во сне не можешь решиться поцеловать девушку?



Я понимал, что до пробуждения остаются считанные мгновения. Внезапно я оказался сбоку от нее, моя левая рука приобняла ее сзади за плечи и потом скользнула к груди. Правая скользнула ей между ног, в то время как я целовал ее плечо и шею.

Ее лицо и тело странным образом менялись. Я понимал, что это та же девушка, но она то была блондинкой, то брюнеткой. То с короткими волосами типа каре, то с длинными волосами, то с длинной косой до пояса. Грудь у нее то была маленькая, то наполняла ладонь, а то становилась совсем большой. Даже одежда — и та менялась. В один момент она была голой, потом в эротическом белье, затем опять в первоначальном летнем цветастом платье. А на ее лице блуждала улыбка.

В следующее мгновение я проснулся. Из окна моей спальни прямо в глаза били лучи настоящего июньского солнца. Голова была ясной, а мышцы еще болели после вчерашней вечерней многокилометровой пробежки.